Официальный сайт Переславского железнодорожного музея   •   Ярославская область, г. Переславль-Залесский, пос. Талицы
Главная • О музее • Для посетителей • Для туроператоров • События • Рассказы • Сувениры • Ссылки • Контакты English version

Душа дороги. Сказка

В те далёкие годы у узкоколейной железной дороги пропала душа, и осталось только тело. Сейчас может показаться, что её и не было вовсе, но это совсем не так.

Когда дорога только появилась на свет, она была по-детски наивной и доброй, любила своих родителей – худых изыскателей в брезентовых плащах, пропахших костром, серьёзных инженеров в чёрных форменных кителях, поблескивающих стёклами очков, пышущих здоровьем грабарей с мозолистыми руками.

В один прекрасный день наступил праздник. На него собрались люди со счастливыми лицами. Был здесь и нарядный генерал-губернатор, напряжённо крутивший в руках ножницы, готовясь перерезать ленточку, и плотные фабриканты, дымящие трубками и радующиеся тому, что их товары из крошечных лесных городков скоро увидит вся страна, и конечно, празднично одетый, танцующий и поющий простой люд из окрестных деревень.

Далёкий завод прислал к празднику маленький чёрный паровоз и несколько ярко окрашенных вагончиков, пахнущих внутри свежим лаком. Поезд приплыл на пароходе и, когда паровоз под звон колоколов скатили на причал, наматывая толстые хрустящие канаты на барабаны, они попрощались протяжными свистками, гулким и многотонным – пароход, и тоненьким, почти детским – паровоз.

И вот, радостный миг наступил, ленточка перерезана и украшенный цветами коренастый паровоз, раздувая паровые щеки, легко потащил маленький деревянный поезд. Вагоны, переполненные гостями, звонко постукивали на стыках и толкались друг с другом. Пройдя под специально построенной для этого случая парадной аркой, состав весело выкатился со станции и побежал к далёкому лесу, оставляя за собой сизую ленточку дыма. Казалось, дороге предстоит долгая и счастливая жизнь.

Годы детства и юношества для дороги прошли в состоянии любви и спокойствия. Все окружающие обращались с ней предупредительно и нежно. Путевые обходчики следили за состоянием её полотна, вовремя подкручивая соединения в рельсах, машинисты паровозов, согревавших зимой своим теплом дорогу, водили длинные поезда бережно и плавно. Все, от начальников станций и рабочих в мастерских до старого седого стрелочника, все служили дороге, отдавая душу и сердце. Поезда встречались на далёких лесных разъездах, паровозы отдыхали и пили воду, а после расходились в разные стороны, увозя, кто разномастную публику в город, кто зерно, керосин, самовары и пилы для многочисленных поселений огромного края.

Однажды спокойствие дороги было нарушено. Что-то серьёзное произошло в жизни людей. Но что, дорога никак не могла понять. Лица людей вдруг стали серьёзными и озабоченными.

Как-то осенью с поезда сошли приезжие в кожаных куртках, перевязанных ремнями с кобурами. «Пролетариат», – подумала дорога, вспомнив недавно услышанное слово.

Очень быстро чужаки, не разбиравшиеся в тонкостях сложного механизма, переделали всё на свой лад. Новые кривые пути ответвились от ствола дороги и направились вглубь лесов и болот. Немытые и больные паровозы уныло потянули вагоны туда, где выкапывали торф и пилили деревья. Торф нужен был для чадящих вдалеке заводов, а лес – для строительства длинных тёмных бараков, куда приезжали всё новые и новые чужеземцы. На вокзалах появились портреты человека, которого дорога не видела среди местных пассажиров, а бока вагонов украшались красными полосками с непонятными словами.

Дорога стонала под тяжело гружёными вагонами, и уже некому было закручивать гайки на стыках. Озверевшие паровозы дёргались, пытаясь сдвинуть составы с места, сталкивались и, обессиленные, падали. Люди стали бояться железной дороги и предпочитали сидеть дома.

Самую длинную железную ветку новая власть протянула в ужасные, гиблые места, где не было леса и торфа. Там не было ничего кроме нескольких землянок, обнесённых колючей проволокой. Туда отправляли жить тех, кто ещё пытался восстановить прошлый порядок, а то и просто случайных людей. Туда, в один из зимних дней отвезли и старого седого стрелочника со станции. Именно тогда душа железной дороги оторвалась от полотна и, взмыв высоко в небо, улетела подальше от этого места.

Долгие годы душа летала высоко над землей, боясь приближаться к поверхности, не наблюдая за происходящим. Минули десятилетия, пока душе захотелось вновь спуститься на землю и снова обрести тело. Она летела невысоко, пытаясь найти что-нибудь подходящее для себя. Но попадались только кривые заросшие рельсы, искорёженные вагоны и заброшенные жилища людей. Вырубленные леса – буреломы, зарастающие Иван-чаем, торфяные болота – обезвоженные пространства с чахлыми берёзками и остатками машин, города – серые длинные дома co ржавыми крышами и потрескавшиеся дороги.

Потеряв надежду, душа бесцельно парила над землей, как вдруг что-то привлекло её внимание. Это было большое голубое озеро и городок с куполами на его берегу. Вдоль берега озера тянулись серебристые рельсы узкоколейки, и маленький локомотив с зелёными вагончиками резво бежал по ним, весело посвистывая. Пассажиры высовывались из окон и улыбались встречному ветру. Там, куда вела дорога, на большой поляне среди леса стояли паровозы. Один из них поднимал пары, и люди заботливо протирали ему бока.

«Кажется, это то, что мне нужно» – подумала душа, спускаясь в плотные слои запахов леса.

Вадим Миронов

 

Смотрите также


Нашли ошибку?
Если вы нашли на странице нашего сайта орфографическую ошибку или опечатку – выделите её мышкой и нажмите Ctrl-Enter. Сообщение о ней будет отправлено администратору.

О найденных фактических ошибках сообщайте письмом по адресу info@kukushka.ru

 
Главная • О музее • Для посетителей • Для туроператоров • События • Рассказы • Сувениры • Ссылки • Контакты English version
Система Orphus