Официальный сайт Переславского железнодорожного музея   •   Ярославская область, г. Переславль-Залесский, пос. Талицы
Главная • О музее • Для посетителей • Для туроператоров • События • Рассказы • Сувениры • Ссылки • Контакты English version

Легенда острова «А»

Те, кто ещё застал обязательную школьную программу для внеклассного чтения, конечно помнят замечательные приключенческие романы А. Рыбакова «Кортик» и «Бронзовая птица». Ведь если отвлечься от пафоса классовой ненависти, то какая замечательная вещь получается – обычные ребята, школьники, живут обычной жизнью, а где-то рядом с ними живёт тайна, легенда, неожиданно вновь и вновь пересекаясь с их судьбой. Романтическая картинка, с поисками паровозов никак не связанная. Ан нет, оказывается много лет тайна была рядом с каждым из нас, время от времени напоминая о себе, придавая таким моментам жизни особую остроту и яркость.

«На маленьком плоту» – не Ю. Лоза, а В. Миронов

В разное время различными путями до нас доходили легенды «о паровозе на Московском море». Верилось этому легко. Глухой лесисто-болотистый край, в одночасье по историческим меркам затопленный вместе с редкими деревнями и небольшими городишками. Значит, должны быть и паровозы, словно вехи, в местах бывших лесо- и торфо­разработок. Вышло всё иначе. Впервые фразу «…а у нас возле дачи на Московском море лежит паровоз…» довелось услышать в далёком уже 1986 году от коллег по работе. Хоть это и не был паровоз, да и от переправы Мельдино до моря далековато, но локомобиль мы нашли, да такой, что стоило задуматься о том, как его оттуда вытащить. Но это уже отдельная история.

«Раскинулось море широко…»

Следующий эпизод начался с того, что случайный попутчик Л. Москалёва, житель Дубны, обстоятельно и в красках поведал о том, что на бывшей узкоколейке Дубна–Б. Волга есть затопленный карьер, где в воде стоит паровоз, купаясь в период низкой воды, можно на нём постоять-посидеть, что, будучи человеком средних лет, он знает его с мальчишества, да и вообще вещь эта в округе известная, и т.д., и т.п. с массой милых подробностей. Дал адрес, пригласил к себе, обещал показать. Оставалось только одно – ехать. Был сентябрь 1989 года. Собиралась коллекция Переславского музея. Паровозы были нужны как воздух. Мы с В. Мироновым метнулись в Дубну с энергией, достаточной, чтобы осушить любые карьеры и достать со дна любые паровозы. Все данные совпадали с местностью самым замечательны образом. Нашлась линия старой узкоколейки, она плавно ушла в воду заросшего карьера. Всё было здорово, за исключением двух мелочей. Не было на месте автора этого сообщения и отсутствовали какие-либо перспективы его увидеть, а кроме того, паровоза тоже не наблюдалось ни в надводном, ни в подводном положении. Был один из тех дней, которые иногда выдаются в сентябре – нежный и тёплый. Воспользовавшись маленьким рыбацким плотом, весь остаток дня мы, что называется, если окончательно перейти на морской язык, тралили карьер вдоль и поперёк. Уже вечером нам, обветренным и местами загоревшим, один старожил сказал, может быть даже с нотками укоризны: «Да, тонул тут при строительстве один раз экскаватор, но скорее утопили бы тысячу зеков, но на следующий день он был бы на берегу…»

«В третий раз закинул он невод…» – не А. Пушкин, а И. Некрасов

Естественной нашей ответной реакцией на результат этой экспедиции было глубокое убеждение, что вопрос закрыт. Однако и года не прошло, как снова возмутителем спокойствия стал Л. Москалёв. Он что-то выяснял, где-то узнавал и взбудоражил нас сообщением, что теперь ему уже точно известно, где лежит паровоз. Этим точным адресом стал самый маленький безымянный, продолговатый островок в нескольких километрах от Дубны. Паровоз на острове! Ну да, конечно, где же ещё ему быть! Это ж какая буря эмоций – что там Остров Сокровищ! Вдвоём с Москалёвым едем в Дубну. У пристани «Б. Волга» тишина и никакого движения. Гораздо позже узнал, что у всех путешествующих, как мы, в надежде на некий абстрактный транспорт, есть правило – если «не везут» – сядь и перекуси. Мы тоже тогда сели, перекусили. Тут же у берега появилась моторка-дюралька, владелец которой из наших взмахов руками понял, куда нам надо и легко согласился отвезти, но только в один конец, с острова до ближайшей пристани, обратно – чем повезёт.

Вот и остров. Песчаная отмель, едва возвышающаяся над водой полоска шириной десяток, длиной пару сотен метров, трава и берёзы. Наш капитан вошёл во вкус и начал командовать: «Вам на всё про всё пять минут и отчаливаем». Мотор глохнет, нос лодки шуршит на отмели. Прыжок на полосу мокрого песка, несколько шагов на пригорок. Что за наваждение?! Ни на острове, ни в воде, пусть не стоячий, ну хоть бочком под берегом – ничего. На дальнем конце острова кучка рыболовов – бегу к ним, на ходу соображая, как спросить не только про паровоз, но и какие-нибудь остатки от него. Под ребра больно бьют фотоаппараты и какое-то снаряжение. Подбегаю к рыбакам:

– Тут где-то… должен быть паровоз…может котёл… может колёса…

Те испуганно поднимают на меня глаза.

– Котёл? Да, должен лежать там, за мысочком. Тут на днях туристы проплывали, макароны в нём варили, так и бросили.

– #@% §&…

Более понурого возвращения не припомню.

И тогда вода нам, как земля»

Прошло много лет, но законы жанра были неумолимы. Наш сериал «Долгая дорога в дюнах», точнее – в сырых тверских лесах, сулил нам новые крушения всех надежд. В 1997 году было решено изучить местечко Перетрусово на северном побережье. В январе была сделана пробная вылазка. Местный лесничий всерьёз обнадёжил нас: «Приезжайте без снега, тут в лесу много железа, всё покажу». Этому была посвящена традиционная первомайская экспедиция, в этот раз особо желанная и многообещающая. И что в итоге – заросшие, трудночитаемые просеки и несколько маловыразительных фрагментов вагонеток. Всё равно все эти годы, вопреки очевидной безнадёжности, собирались, впитывались любые слухи и домыслы, места эти притягивали к себе, сюда приезжали по поводу и без, вроде дружеских посиделок у костра. Вот и в марте 2000-го, вволю накувыркавшись в снегах под Запрудней, возвращались через лесничество. На наш вопрос, заданный просто так, для очистки совести – не встречал ли кто-нибудь в здешних лесах что-либо для нас интересное, мы услышали такое, что повергло нас в… – нельзя даже сказать – куда повергло. «В воде у берега на острове А (!) в Московском море лежит паровоз», – сказал молодой парень, который по определению не застал здесь ни одной узкоколейки, да и вряд ли когда-нибудь видел живой паровоз. Мы думали, он над нами смеётся, но карта оказалась под рукой и были выяснены все детали: «Прямо у пристани в воде и лежит!» Опять всё сошлось на острове в море, да и направление тоже, только чуть подальше, а название-то каково – «остров А». Сразу вспомнились прочитанные когда-то «Легенда острова Оук» с многометровыми колодцами, пиратскими сундуками и прочие байки. Все предыдущие поиски давали основания считать новую версию байкой, только с интригующим названием. Внимательное домашнее изучение карты только добавило сомнений – все острова, кроме того, на котором мы уже были, имели свои обычные среднерусские названия – Липня, Шевница, Омутня, Клинцы и проч., и никаких А. Так или иначе, место было указано вполне конкретно, стоило проверить.

Баржа – не из Жванецкого

Наступил плаксивый июнь. В этот раз моим компаньоном стал И. Некрасов. Снова встреча на Савеловском, томительное сидение в электричке, опять тёмное, пасмурное затишье у таблички с надписью «Б. Волга». Вдоль берега несколько причалов, каждый принадлежит своей турбазе, никаких расписаний, а главное, насколько хватает глаз, ничего водоплавающего. В бытовке на берегу находим двух «капитанов порта», задаём им свои извечные вопросы. Конечно, они ничего не знают. Произнести наш «точный адрес» язык не поворачивался, как вдруг названия островов зазвучали по-иному: здесь всем привычны «А», есть и «Б», как это не смешно, и ещё что-то. Вот это уже интересно, и мы дружно завопили, что нам надо на А. Сразу пришлось остыть, раньше вечера туда ничего не идёт. Значит, пришла пора перекусить. Едва мы отошли на десяток шагов, как нам вслед кричат, что радировали с острова А, оттуда идёт катер. Вот это примета! Когда на берег сошли последние пассажиры, спрашиваем у капитана про паровоз. В ответ только неспешное: «Да, это к нам». В волнении дождались отхода и узнаём детали. Первые же слова ставят всё по своим местам в этой затянувшейся истории: «Он никогда не ходил по рельсам, стоял на колёсах и давал пар». Всё, это локомобиль (паровозные экстремалы могут дальше не читать). На острове есть постоянное население помимо турбазы, но уже никто не знает, когда и откуда здесь взялся локомобиль. Он всегда стоял на берегу, потом кому-то помешал. Его специально на долгие годы зарыли, а когда для какой-то стройки стали брать песок, он вновь оказался на поверхности. Видно потому он и вошёл в народный эпос, что то исчезал, то появлялся.

Колёсный антиквариат

Путь до острова занял около получаса. Действительно, локомобиль лежит недалеко от пристани. Купаться погода не располагала, но обойти его и разглядеть хотелось. Состояние его таково, что можно только сказать, что он старинный, маленький и маломощный. И глядя на эту железяку из полуподводного мира, во всех загогулинах которой булькала волна, пришло чувство умиротворения – вот она «легенда острова А», все сомнения и поиски позади.

Помимо одержимых рыболовов, приезжающих на турбазу пожить несколько дней в маленьких сырых домиках в компании мириадов комаров, мы столкнулись с другими обитателями острова А.

Колёсный трактор, навеки въехавший в берёзы – очень редкая теперь машина и старинная клёпаная немецкая баржа – неизвестная страница истории репараций, всё это замечательные экспонаты для несуществующих музеев.

Хозяйка «Острова А»

После первой встречи с чёрной гадюкой мы только пожали плечами. Через несколько минут встретилась другая. Эта категорически не хотела уступать нам дорогу и долго соображала, кого бы из тех двоих тяпнуть – того в синем чепчике или этого с фотоаппаратом. Оказалось, что змеи здесь – это своего рода экологическая катастрофа. Когда-то куда-то через остров везли клетки со змеями, несколько штук сбежали и вот теперь они всюду и кусают почём зря. Есть даже специальный катер с палёным мотором, которым укушенных доставляют в Дубну. Хоть и не укушенные, но именно этой скорой противогадючьей помощью мы возвращались домой.

Вот и вся история. А для тех, кто просто пролистал и не вник, о чём всё это собственно, бодро рапортуем – поиски паровоза продолжаются.

Артур Берзин
Фото автора
Статья опубликована в журнале «Железнодорожное дело», № 6 (42), 2000
Официальный сайт издательства www.semaphore.ru

 

Смотрите также


Нашли ошибку?
Если вы нашли на странице нашего сайта орфографическую ошибку или опечатку – выделите её мышкой и нажмите Ctrl-Enter. Сообщение о ней будет отправлено администратору.

О найденных фактических ошибках сообщайте письмом по адресу info@kukushka.ru

 
Главная • О музее • Для посетителей • Для туроператоров • События • Рассказы • Сувениры • Ссылки • Контакты English version
Система Orphus