Официальный сайт Переславского железнодорожного музея   •   Ярославская область, г. Переславль-Залесский, пос. Талицы
Главная • О музее • Для посетителей • Для туроператоров • События • Рассказы • Сувениры • Ссылки • Контакты English version

Археология, как первый этап реставрации экспоната.

Мы уже рассказывали о том, как искали и перевозили в музей очередной экспонат. Может показаться, что теперь-то его будущее безоблачно. В какой-то степени да, резак автогена ему уже не грозит, но разрушение временем продолжается. Экспонатам, сделанным из металла проще – они не столь чувствительны к подобным испытаниям и могут подождать. Хуже обстоят дела с деревянными конструкциями, им помогать нужно, по возможности, быстрее, чтобы они не превратились в бесформенную гору щепок после очередного снегопада. Одним словом, тянуть с этим нельзя.

Крытый грузовой вагон Коломенского завода на территории музея.

Фото В. Миронова

Первым, но далеко не единственным экспонатом, требующим экстренного «хирургического» вмешательства, был и пока остаётся грузовой вагон Коломенского завода, построенный в 1899 году. Работал он на Рязано-Владимирской железной дороге и в 2002-м был привезён в музей. Тем, кто изучал музейный путеводитель или слушал экскурсию, он должен быть известен. Это самый ужасный экспонат на территории музея. Гнилой деревянный «скелет» этого вагона светится насквозь и только рассказ экскурсовода способен пробудить к нему интерес. Он настолько ветхий, что вряд ли сможет пережить ещё одну-две зимы, а надломленная гнилая деревянная рама не допускает его перемещения иным способом, кроме как вручную.

Реставрация этого вагона в нормальном смысле невозможна, так как замене подлежало бы сто процентов деревянных конструкций, а главные металлические детали вагона (не считая тележек) – две поперечные балки – находятся в его «фундаменте» и не могут быть изъяты для постройки нового кузова без полного разрушения старого. Сделав все эти умозаключения, мы решили постараться найти ещё две такие же балки, и уже на их основе делать вагон, не разрушая образца.

Всё последующее повествование мало связано с собственно восстановлением экспоната, а ставит своей целью – показать, насколько далеко можно уйти в сторону, соприкоснувшись с небольшими историческими открытиями.

Сарай в Шумаши, сделанный из крытого грузового вагона.

Фото В. Миронова
1999 год

Итак! Было известно, что в местечке Шумашь, в виде сарая сохранился «точно такой же» вагон. Выехав на место, осмотрели его и договорились с хозяйкой. Она не возражала против его разборки. Ценностей внутри не было никаких – там лежали только давнишние гнилые доски, а прибавить несколько квадратных метров к огороду она была не против. Предстояло разобрать вагон до основания, попутно откладывая металлическую фурнитуру, сберегая её для восстановления, откопать и вырезать металлические балки. Вагон стоял на границе участка, поэтому в конце требовалось построить забор, закрыв образовавшуюся прореху.

Первый этап разборки – выгрузка старого хлама из вагона.

Фото В. Миронова
2005 год

Поездка вскоре состоялась. Пару часов ушло только на «разгрузку» вагона. Оглядев внушительную кучу бывшего пиломатериала, мы даже не поверили, что всё это могло помещаться внутри. Вместительный, однако ж, вагончик! Теперь настал черёд разборки крыши, потолка… Стоп!

Для деревянной конструкции вековой давности потолок сохранился очень неплохо.

Фото В. Миронова
2005 год

Только сейчас, подойдя вплотную к вырезанию бензопилой узлов (гайки, конечно, откручивались не все), где соединялись вертикальные стойки и поперечные балки потолка, поняли, что вагон-то не такой! То есть внешне всё было очень похоже, но конструктивно было выполнено иначе. Если Коломенский завод сделал каркас по-простому, соединив деревянные элементы встык через металлические уголки, то здесь налицо было скорее мебельное производство (не теперешнее), где все детали вставлялись шпунтами друг в друга, и лишь после этого фиксировались стяжками. Кузов вагона был больше похож на старинный бабушкин комод. Такая незадача.

Рама грузового вагона, найденного в Шумаши.

Фото В. Миронова
2006 год

Вспомнили, что на Рязано-Владимирскую железную дорогу такие вагоны поставлял ещё и Мальцевский завод. Так вот ты какой. Со странным чувством, не то радости от новой находки, не то огорчения в связи с отсутствием запчастей, остановили разборку. Такого сюрприза мы не ожидали. Могло оказаться, а, скорее всего так и есть, что таких Мальцевских вагонов больше в природе не сохранилось, и было бы варварством разнести его в щепки. По Коломенским вагонам имелись даже чертежи, по Мальцевским же – ничего!

Фотофиксация элементов конструкии рамы вагона.

Фото В. Миронова
2006 год

Отрыв траншею вдоль рамы вагона, убедились, что она прогнила настолько, что не выдержит подъёма тросами а, следовательно, перевезти вагон в музей целиком было невозможно. Оставался долгий и трудоёмкий процесс разборки, обмеров, фотофиксации. Решено было полностью сохранить все основные узлы и фрагменты рамы, вертикальных стоек и потолка.

Разборка вагона продолжается. Но теперь все наиболее важные элементы конструкции тщательно обмериваются и готовятся к вывозу в музей.

Фото А. Берзина
2006 год

С особой осторожностью продолжили разборку. Стены, половые доски, где бензопилой, где гаечным ключом, где ломиком. Постепенно открылась рама, тоже деревянная, но совсем другая. Такое впечатление, что инженерные школы Коломенского и Мальцевского заводов имели серьёзные отличия. Если первые создали раму прямолинейно и по-железнодорожному просто – балки вдоль, балки поперёк, усиливающие элементы, сквозная тяга упряжи, то вторые создали нечто самостоятельное, но при этом не противоречащее основным канонам. Конструкция получилась эластичной, с раскосами, работающая на сжатие и растяжение, не имеющая сквозной упряжи. Иным был и кузов. Кроме уже упомянутых нами узлов соединений деревянных элементов, добавились диагональные связи на торцевых и боковых стенках, предотвращающие расшатывание и «складывания» кузова.

Рама грузового вагона Мальцовского завода.

Эскиз В. Миронова

Ну и, конечно же, интересовавшие нас металлические балки оказались совсем другими. День близился к концу, а мы не сильно преуспели, несмотря на то, что салон автомобиля был доверху загружен фрагментами вагона. В отдельно выделенном месте лежал кованый крючок, торчавший раньше из стены вагона – на такие сто лет назад развешивали вдоль поезда сигнальную верёвку, ведущую на паровоз. Странно, как он уцелел! Работа была не завершена и отложена на потом.

Поперечная балка рамы грузового вагона.

Фото В. Миронова
2006 год

Спустя месяцы, во время следующей поездки в Шумашь, вагон окончательно переехал всеми своими фрагментами в музей, будучи зарисованным и образмеренным, а нужных нам балок так и не было.

Крытый грузовой вагон Коломенского завода в Солотче.

Фото В. Миронова
1995 год

Оставалась последняя надежда. Когда-то ещё один такой вагон (точно Коломенский) стоял в качестве склада путевых инструментов на станции Солодча. В 1999 году от него оставалась только рама, и мы уже тогда демонтировали и вывезли комплект сквозной упряжи с буферными приборами. Были там и балки. А вдруг повезёт и, несмотря на прошедшие годы и сборщиков металлолома, там что-нибудь осталось.

Крытый грузовой вагон Коломенского завода в Солотче.

Фото В. Миронова
1999 год

Едем в Солотчу и обнаруживаем на месте, где раньше стоял вагон, местную помойку. Да-а-а, давненько! Руки привычно берут лопату. Вскоре, на краю кучи бытового мусора удаётся обнаружить части рамы. Подкапываем, подсовываем домкрат и выволакиваем искомые детали на поверхность. Всё на месте. Отпиливаем, грузим, везём в музей – там будет видно.

Раскопки на помойке в Солотче.

Фото А. Берзина
2006 год

В спокойной обстановке, добыча оказалась не столь хороша, как показалось в Солотче – ржавчина в некоторых местах «изъела» конструкцию так, что от первоначальной толщины осталось менее половины, а при обстукивании продолжала отваливаться пластами. Отчистить всё до «живого» металла и в результате сохранить жёсткость оказалось невозможным. Железяки, выпущенные на рубеже веков, и последние лет тридцать пролежавшие в земле, можно было бы привести в порядок только внешне, но чтобы использовать их в основе конструкции вагона – об этом не было и речи! Как ни обидно, но после всех трудов, придётся изготавливать детали заново.

Только здесь началось собственно восстановление. Всё, что было выше – это «нулевой цикл», неудачные попытки использовать при строительстве оригинальные детали, тупиковая ветвь работы. Но как много за это время удалось узнать о конструкциях вагонов, окунуться в историю и сохранить её частицу.

Первый этап восстановления завершён с изготовлением точной копии балок вагонов. По нашим чертежам и прототипу они были сделаны в заводских условиях менее чем за две недели с вынужденной заменой клёпаных соединений сварными швами.

Новые шкворневые балки удалось изготовить только сварными.

Фото В. Миронова
2007 год

Пока это всё. Теперь можно озаботиться изготовлением деревянных частей рамы и кузова. Несмотря на то, что разной древесины продаётся огромное количество, нет только той, которая подходит. Нужно, чтобы древесина была сухой, строганной, размеры соблюдены, а буферные брусья вообще должны быть из дуба. Подозреваем, что немного найдётся желающих озадачиться столь неблагодарным трудом – изготовить три десятка деревянных элементов десяти наименований, поэтому будем признательны за подсказку.

А так, читайте продолжение в колонке новостей!

Вадим Миронов
май 2007 г.

 

Смотрите также


Нашли ошибку?
Если вы нашли на странице нашего сайта орфографическую ошибку или опечатку – выделите её мышкой и нажмите Ctrl-Enter. Сообщение о ней будет отправлено администратору.

О найденных фактических ошибках сообщайте письмом по адресу info@kukushka.ru

 
Главная • О музее • Для посетителей • Для туроператоров • События • Рассказы • Сувениры • Ссылки • Контакты English version
Система Orphus