Официальный сайт Переславского железнодорожного музея   •   Ярославская область, г. Переславль-Залесский, пос. Талицы
Главная • О музее • Для посетителей • Для туроператоров • События • Рассказы • Сувениры • Ссылки • Контакты English version

Узкая колея: Там, где погибала 2-ая Ударная

Тема военно-полевых дорог всегда стояла особняком среди прочего узкоколейного хозяйства. Эти линии трудно непосредственно изучить, посмотреть, пощупать, зафиксировать, и соответственно нет таких фрагментов, которые можно было бы сохранить и экспонировать на музейной дороге. Эти линии – словно невидимки. И часто произносимая в отношении тех или иных предметов глубокомысленная фраза – «типа военно-полевых дорог» – не более чем пустой звук, ясной картины мы всё равно не имеем. Очередная попытка восполнить этот пробел была предпринята осенью 2000 года. Места, где строились и использовались военно-полевые узкоколейки, в общем-то, известны. И одно из самых жутких по сути – район трагедии 2-ой Ударной армии под Новгородом. Однако, несмотря на множество косвенных и прямых документальных свидетельств, в течение ряда лет не удавалось найти кого-нибудь из многочисленных поисковых отрядов, кто не просто «что-то видел», но понимал бы, что именно, а тем более, мог бы «это» показать. Сложность состоит в том, что разнотипные лесовозные дороги были здесь до и после войны, военно-полевые дороги перемешаны с ними и с кровавой землёй наступающих-отступающих фронтов, кругом вода и бурелом. Земля нашпигована боеприпасами, поэтому нужно не только знать, куда идти, но и владеть элементарными правилами безопасности, опытный человек рядом – здесь подчас вопрос жизни и смерти.

Бивуак поисковиков.

Подобная непредсказуемость результатов, да ещё тягостная аура гибели колоссального количества людей напрочь лишали автора надежды найти единомышленников в проведении такой экспедиции. Первым надёжным товарищем, с которым совпали наши позиции – это надо знать и видеть – стал Илья Некрасов. Его поиски в чёртовой паутине Интернет дали результаты, недостижимые иным путём – довольно скоро на связь вышел Сергей Котилевский, «Главный специалист Поисковой Экспедиции Долина» – если официально, много лет профессионально занимающийся историей и раскопками этих мест, человек удивительного личного, душевного обаяния. Его согласие уделить нам несколько дней стало решающим – экспедиция состоится. Буквально в последний момент к нам присоединился Сергей Костыгов. На его машине мы преодолели томительную полночную трассу Е95, облепленную «ночными бабочками». В Новгороде встретились с С. Котилевским, теперь все в сборе, на опушке леса у деревни М. Замошье выгружаемся из УАЗа.

У миномёта.

Дальше проезжает только гусеничный тягач. Идём пешком, хотя временами была бы удобна надувная лодка. Особенности национальных военно-полевых узкоколеек проявляются почти сразу. Вода выступает из-под ног, если стоишь. На ходу земля – что-то среднее между черноземом и добротной печной глиной – хватает за ноги и со смачным чавканьем стаскивает сапоги. Сама тропа вдоль затопленных просек на языке подмосковных дачников называлась бы «сквозь бурелом напролом» – подлезаниям и переваливаниям через берёзовые кряжи нет конца, скорость движения 1–2 км в час. Печальными вехами на нашем пути приподнимаются над землёй ржавые обломки военных грузовиков – то ЗИС-5, то «полуторки». На ночлег становимся возле огромной воронки – её берег хоть немного возвышается над общей сыростью.

У зольника паровоза.

Разводить костер можно, только выполнив «правило № 1» – земля должна быть тщательно проверена щупом и миноискателем. С интересом наблюдаем за уверенными действиями Сергея Котилевского – его мощный металлодетектор буквально взвывает – ого! – но это не боеприпасы, а ржавые осколки того, что вырыло этот водоём 60 лет назад.

С. Котилевский. Привал.

Окончательно обосновавшись, налегке выходим к линии. Сразу оговорюсь, что те фрагменты, которые мы осмотрели, в чистом виде являются остатками военно-полевой узкоколейки без всяких последующих лесовозных напластований. Проследить дорогу можно, только петляя вправо-влево, натыкаясь на короткие участки и снова теряя их в чаще леса. При общем северо-западном направлении положение линии определялось не по законам строительной техники. Проложить её по ровной, как стол, и одинаково сырой местности можно как угодно. Определяющими, по всей видимости, были позиции, батареи и другие точки, через которые узкоколейка должна была пройти.

По берегу дороги…

Нижнее строение двух перемежающихся типов – или едва заметная присыпочка земполотна, или лежневое основание. Прямо по линии и рядом земля густо испещрена воронками. Верхнее строение нормального типа, правда, рельсы не сохранились, но нет оснований предполагать наличие каких-либо переносных звеньев – обычные рельсы пришивались обычным способом. А вот о деревянных элементах – шпалах и лежнях можно сказать особо – столь велико их отличие от лесовозных времянок на кругляках. Вся древесина, массивная и тщательно опиленная в брус, явно заготовлена заранее как типовой сортамент и привезена с тыловых баз.

Наши палатки у воронки.

Встреченный нами продолговатый бугорок замшелого дерна – это всё, что осталось от платформы с боеприпасами. Видимо от взрыва она слетела с полотна и уткнулась в воронку. Кругом гнилые снарядные ящики и россыпи 50-мм мин, слава Богу, уже без тротила. В земле – пара немецких пятикилограммовых противотанковых мин, куски патронной ленты немецкого пулемета MG. Лишь дальше и позже мы нашли характерные детали подвижного состава. Это вагонные колёсные пары с развитыми буксовыми коробками. В них свободно вставлялись буксовые направляющие вильчатого типа, крепившиеся болтами непосредственно к брусьям рамы. Так за счёт само­устанавливающихся осей без всяких упругих элементов подвешивания собиралась двухосная платформа или вагонетка.

Место для костра.

Самым притягательным для нас был некий объект, известный здесь как «паровоз». Выйти к нему можно, двигаясь вдоль узкоколейки к реке Кересть. Но это на словах, да по карте – примерно 2–3 км. На деле линия бесследно исчезла и мы, вдоволь наблуждавшись, после форсирования затопленных просек уткнулись в лесной завал. Он был подобен деревянной крепости – стена выше человеческого роста тянулась невесть куда. Момент был критический – внутренний настрой на «должны найти» у всех сменился иным – можем и не найти. Наконец заметили относительно невысокий проход, следом за Котилевским поднимаемся туда. За завалом лес был более светлый и впереди горел костер. Мы уже было, приготовились к выполнению «правила № 2» – увидел костёр без людей – беги подальше, пока не рвануло. Но у костра звучали голоса и Сергей направился туда в полной уверенности, что там найдёт знакомых. Так оно и вышло. У костра расположились трое поисковиков из посёлка Кересть. Расположились по всем правилам таёжного быта – основательный бревенчатый накат покрыт богатой подстилкой из лапника под жердевым навесом. Выясняем, что до паровоза метров 800. Но одно дело выяснить, а совсем другое – найти новых друзей и помощников.

Колпак песочницы.

Насиженное место было молниеносно покинуто и большим отрядом вместе выступаем на поиски. Расстояние действительно такое, что смешно об этом говорить. Но сколько времени понадобилось, чтобы его преодолеть! Пришлось устроить привал на самом сухом месте. Самое сухое место – это когда можно сесть на бревно, свесив ноги в воду. Наконец, когда было уже вот-вот, наши новые друзья построились широкой цепью и всё-таки нашли нам то, что мы так долго искали. Да, это был паровоз. Именно был. Много разных обломков довелось повидать, но так разметать паровоз могла только дьявольская бессмысленная сила. Будка, вывернутая наизнанку, водяной бак с реверсом, зольник, песочница, множество водоприёмных рукавов, ещё кое-какое железо и проросшие сквозь это месиво сосенки. Экипаж мог быть где-то глубоко под нами, котёл, развернувшись по листам, улетел невесть куда. Вот таким предстал перед нами паровоз 159 серии, такова его военно-полевая судьба.

Колёса вагонеток.

Потом ещё была коллективная экскурсия к полковому 120-мм миномету, говорят – уникальная вещь, ночь у костра, рассказы о страшных находках, о множестве видений одиночных бойцов и целых отрядах уходящих во мглу людей, чьи неприкаянные души мечутся над этими лесами, напоследок причащение нас, необстрелянных, пригоршней патронов в костре и странная, выдёргивающаяся походка на асфальте Новгорода.

Всё, что осталось от паровоза…

Время покажет, как оценить результаты наших поисков, тем более что это – не всё, точку ставить рано. В лесной глуши ещё остаётся старая лесовозная техника, можно найти допотопные лежневые лесовозки, за Керестью были фрагменты военно-полевой узкоколейки и даже вагоны, своя узкоколейка с мотовозной тягой была построена немцами. Сколь велико было распространение в этом районе рельсового транспорта, столь же мало мы о нём пока знаем.

Водяной бак в воде.

 

Шпалы и лежни.

 


Свои отклики направляйте автору по адресу: arturcoppel@mtu-net.ru. Любая дополнительная информация может стать отправной точкой для новых поисков и экспедиций.

Артур Берзин
осень 2000 г. / март 2003 г.

Статья опубликована в журнале «Железнодорожное дело», № 44, 2003 г.
Официальный сайт издательства www.semaphore.ru

 

Смотрите также


Нашли ошибку?
Если вы нашли на странице нашего сайта орфографическую ошибку или опечатку – выделите её мышкой и нажмите Ctrl-Enter. Сообщение о ней будет отправлено администратору.

О найденных фактических ошибках сообщайте письмом по адресу info@kukushka.ru

 
Главная • О музее • Для посетителей • Для туроператоров • События • Рассказы • Сувениры • Ссылки • Контакты English version
Система Orphus